понедельник, 8 октября 2018 г.

Марина Цветаева: «… Душа родилась крылатой»


   8 октября родилась великая русская поэтесса, прозаик и переводчик Марина Ивановна Цветаева. Царица русской поэзии. Одинокий дух поэзии Серебряного века. Крупнейший поэт одной из крупнейших поэтических эпох. Так говорили о ней современники, и так считают миллионы ее поклонников по всему миру. Она подарила нам проникновенную поэзию, ее бессмертные стихи по душе тем, кто ценит искренность, непосредственность и правдивость.


Красною кистью
Рябина зажглась.
Падали листья.
Я родилась.
Спорили сотни
Колоколов.
День был субботний:
Иоанн Богослов.
Мне и доныне
Хочется грызть
Жаркой рябины
Горькую кисть.

  Так писала сама Марина Цветаева о своем появлении на свет. Она родилась в Москве, в семье профессора Московского университета и талантливой пианистки. Отец Марины был директором Румянцевского музея и основателем Музея изобразительных искусств (теперь это Музей им. А.С. Пушкина). Домашний мир и быт ее семьи были пронизаны постоянным интересом к искусству.
   Писать стихи Марина начинает с шести лет, причем – сразу по-русски, по-немецки и по-французски. Этому способствовала, конечно, атмосфера семьи и дома, где на книжных полках размещалась большая домашняя библиотека. Поэтому неудивительно, что у нее очень рано появилась глубокая страсть – книги.

Книги в красном переплете
Из рая детского житья
Вы мне привет прощальный шлете,
Неизменившие друзья.

Когда Марина Цветаева отдала в печать свою первую книгу «Вечерний альбом», ей только что исполнилось 18 лет. Любовь заполняет эту книгу, дышит ею, любовь к маме, сестре, к жизни -такой прекрасной и безоблачной.

Пусть я лишь стих в твоем альбоме,
Едва поющий, как родник;
(Ты стал мне лучшею из книг,
А их немало в старом доме!)
Пусть я лишь стебель, в светлый миг
Тобой, жалеющим, не смятый;
(Ты для меня цветник богатый,
Благоухающий цветник!)
Пусть так. Но вот в полуистоме
Ты над страничкою поник...
Ты вспомнишь всё... Ты сдержишь крик...
— Пусть я лишь стих в твоем альбоме!

   1911 год, Крым, Коктебель…Марина в гостях у друга семьи – Максимилиана Волошина. Здесь она знакомится с человеком, ставшим впоследствии ее мужем. Они были счастливы, прожили долгую жизнь и умерли в один день – так заканчиваются романтические истории. Марина Цветаева и Сергей Эфрон, появившиеся на свет в один день, были счастливы очень недолго, прожили короткую жизнь, а умерли в один год.  Свою общую тайну они унесли с собой. И мы до сих пор пытаемся их разгадать.
   А вначале все было, как в сказке: На пустынном Коктебельском пляже 18-летняя Марина Цветаева увидела красивого юношу, перебиравшего гальку. Ее поразили глаза юноши – огромные, серо-голубые, печальные. Она тут же загадала: если он отыщет и подарит ей сердолик – любимый ее камень, то станет его женой. Из груды камней юноша извлек один-единственный – это был сердолик – и протянул Марине.

   На вопрос, кто его невеста, Сергей с гордостью сообщил: «Это самая великая поэтесса в мире, зовут ее Марина Цветаева». «А на что же вы будете жить?» - допытывалась сестра. «Марина – стихами, я – прозой».
   И, действительно, вскоре поглощенная друг другом пара издает две книги, посвящая их друг другу, – поэтическую, «Волшебный фонарь» Цветаевой, и прозаическую, «Детство» Эфрона. В Москве на Полянке они покупают старинный особняк в девять комнат. И здесь же осенью того же 1912 г. у молодой четы появляется еще один плод счастливой любви – дочь Ариадна. Девочке дала имя сама Цветаева. Дань мифам Древней Эллады сказалась-таки на судьбе дочери.
   Ему, любимому, другу, мужу, будут посвящены самые лучшие, самые проникновенные стихи о любви; о нем она напишет такие восхищенные строки: «Сережу я люблю бесконечно и навеки…Я постоянно дрожу над ним…Мы никогда не расстанемся. Наша встреча – чудо… Он мой родной на всю жизнь». Этот  период был самым безмятежным в жизни Цветаевой и Эфрона. Только любовь и полное доверие друг к другу. И невозможность существования врозь.

Я с вызовом ношу его кольцо!
- Да, в Вечности – жена, не на бумаге! –
Чрезмерно узкое его лицо
Подобно шпаге.

Безмолвен рот его, углами вниз,
Мучительно-великолепны брови.
В его лице трагически слились
Две древних крови.

Он тонок первой тонкостью ветвей.
Его глаза – прекрасно-бесполезны! –
Под крыльями раскинутых бровей
Две бездны.

   Прошло пять лет безоблачного счастья, и грянули годы лихолетья, ставшие для Цветаевой непоправимо трагичными. Началась Первая мировая война, революция, гражданская война… Сергей Эфрон выбирает путь воина-белогвардейца: в 1915 году поступает братом милосердия в санитарный поезд, потом с остатками Добровольческой армии эмигрировал за границу.

     Невероятные трудности выпали в это время на долю Цветаевой – она жена белого офицера в красной Москве. В это время у нее рождается вторая дочь, Ирина. Но судьба мужа туманна. Более четырех лет она не получала о нем никаких вестей. Страшные годы разрухи она переживала в одиночестве.Спасает Цветаеву только поэзия. Несмотря ни на что, она продолжает писать.

На кортике своем: Марина –
Ты начертал, встав за Отчизну.
Была я первой и единой
 В твоей великолепной жизни.
Я помню ночь и лик пресветлый
В аду солдатского вагона.
Я волосы гоню по ветру,
 Я в ларчике храню погоны.


     Но вскоре от голода умирает ее 3-летняя дочь Ирина, теперь всю свою любовь и заботу она отдает своей старшей дочери Ариадне.


   Лето 1921 г. Марина отправляется к друзьям – возможно, у них есть какие-нибудь известия о Сергее Эфроне. Если ее ждет похоронка – она без раздумий последует за ним.  Ничего уже не остановит: ни творчество, ни маленькая дочь. Она получает сообщение: Сергей жив и ждет ее в Праге. Не раздумывая, она тотчас выезжает туда вместе с дочерью. Казалось, счастью не было конца: семья, наконец-то, воссоединилась.

  1 февраля 1925 г. у Марины Цветаевой и Сергея Эфрона рождается сын – Мур, полное имя – Георгий. С рождением сына для нее началась новая эра. Ему, Муру, умному, красивому, принадлежала ее бесконечная, всепоглощающая любовь.


    Ради него она жертвовала своим творчеством, дочерью. Он был ее мечтой, ее плотью, но с бесконечно чужой душой. Она любовалась им, а он был черств, неблагодарен, тяготился рано состарившейся матерью, всю жизнь прошедшей в мире слов, снов и увлечений – придуманных и реальных.

   Жизнь в эмиграции была трудная и нищая. К материальным лишениям добавлялась тоска по Родине. Быстрее всех ощутил трагедию изгнания в эмиграции Сергей Эфрон. Разочарованный в белом движении, он как русский интеллигент стал в эмиграции активным участником «Союза возвращения на родину», мечтая вновь обрести чувство дома. Но он не мог знать одного – за ним давно наблюдает НКВД. О том, что муж стал тайным сотрудником этой организации, Марина и подозревала. А подросшая Ариадна стала лучшим другом отца, его соратником по «Союзу возвращения».
   Выполняя задания НКВД, Эфрон мотался по Европе, пока в 1937 г. не оказался в центре скандала. «Дело Эфрона» попадает во французскую полицию. Сергей с Ариадной скрывается в Союзе, им опасно оставаться не то, что во Франции – в Европе.
   Цветаева, которой, как жене агента НКВД, русская эмиграция фактически объявила бойкот (ее произведения сразу прекратили печатать, оставив без средств к существованию), собирается к ним с 13-летним Муром. Она должна находиться там, где Сережа. На все вопросы о деятельности мужа она отвечает одно: «Он самый благородный человек на свете»:

   Но в Москве беды посыпались как из решета. Марина узнала об аресте сестры Аси, потом – через два месяца после возвращения – по обвинению в шпионаже посадили дочь и мужа. Почти два года Цветаева безрезультатно пытается отстоять дорогих людей, забрасывая Кремль письмами на имена Сталина и Берии.

   Целых восемь месяцев от хрупкого, истерзанного Сергея Эфрона, обвиненного в измене родине, палачи добивались подписи. Побоями, невозможными моральными издевательствами. А через 13 дней он отрекся от показаний. До последней минуты этот подвижник будет стоять на своем.
   Цветаева не ошиблась – в «роковые времена» ее Сережа сумел подняться на ту высоту, на какую вознесла его когда-то ее фантазия. Марина всю жизнь окликала Сергея, и оклик ее до него всегда доходил. Где бы он ни был. Наверное, и в свой смертный час в провалах угасающего сознания Сережа услышал и узнал голос своей жены.

В его лице я рыцарству верна, -
Все вам, кто жил и умирал без страху! –
Такие – в роковые времена –
Слагают стансы – и идут на плаху.

   Началась Великая Отечественная война… Рядом нет друзей, нет жилья, работы, нет семьи. Город Елабуга – последнее земное пристанище неукротимой души поэта.Марина Цветаева едет с сыном в эвакуацию, где остается один на один с одиночеством, с неразрешимыми проблемами, с неизвестностью о судьбе мужа и дочери.
   Как-то, разбирая старые тетради, Марина нашла свое неотправленное письмо мужу – «если Бог сделает чудо – оставит Вас в живых, я буду ходить за Вами как собака». И теперь, 20 лет спустя, дописала: «Вот и пойду – как собака». Будто огласит себе смертный приговор.


   Огонь ее души погас окончательно. Никто не сумел и не захотел поддержать его. Погас огонь любви — перестали писаться стихи. Исчезли стихи — ослабла воля к жизни. Доведенная до полного отчаяния, покинутая всеми и убежавшая ото всех, Марина Цветаева 31 августа 1941 г. сводит счеты с жизнью.  Ей не было еще и пятидесяти лет…

  «Жизнь — вокзал, скоро уеду, куда — не скажу» – последняя запись в записной книжке. Сыну она оставила записку: «Прости меня, но дальше было бы хуже. Люблю тебя безумно. Пойми, что я больше не могла жить. Передай папе и Але — если увидишь — что любила их до последней минуты и объясни, что попала в тупик».

   Но сын ничего не смог передать. Через 3 месяца после её гибели Сергей Эфрон был расстрелян, через полгода погиб на войне её сын Мур. Дочь Ариадна провела в лагерях 16 лет и будет реабилитирована только в феврале 1955 г.

  Могила Марины Цветаевой утеряна, обозначено лишь условное место на елабужском кладбище и поставлен памятник поэту. Но осталось её Слово, её Душа, её Поэзия.

Моим стихам, написанным так рано,
Что и не знала я, что я - поэт,
Сорвавшимся, как брызги из фонтана,
Как искры из ракет,

Ворвавшимся, как маленькие черти,
В святилище, где сон и фимиам,
Моим стихам о юности и смерти,
- Нечитанным стихам! -

Разбросанным в пыли по магазинам
(Где их никто не брал и не берет!),
Моим стихам, как драгоценным винам,
Настанет свой черед.
















Комментариев нет:

Отправить комментарий