воскресенье, 17 июня 2018 г.

«Двенадцать стульев»: какие тайны хранит знаменитый роман


   В этом году знаменитому роману И. Ильфа и Е. Петрова «Двенадцать стульев» исполняется 90 лет. Сегодня его цитируют даже те, кто роман не читал – «Лёд тронулся, господа присяжные заседатели!», «Знойная женщина – мечта поэта», «Мы – чужие на этом празднике жизни»…  В 1928 г. эти крылатые выражения впервые дошли до читателя – с января по июль книга публиковалась в ежемесячнике «30 дней». С тех пор неоднократно переиздавалась (только в нашей стране 187 раз), экранизировалась, разобрана на цитаты, но по-прежнему хранит немало тайн: как родился замысел? есть ли у героев прототипы? что высмеивали авторы, раз их шутки не устаревают?


   Один из самых спорных вопросов – кто скрывается за фигурой Остапа. Старый одесский знакомый авторов? Валентин Катаев? Есть те, кто в Бендере видят продолжение классической традиции – «лишний герой», литературный родственник Онегина, Печорина и Обломова. Есть даже версия, что Бендер – пародия на Ленина, считают, что комбинатор часто цитирует вождя мирового пролетариата.

   Дочь Ильи Ильфа, которая много лет исследовала творчество отца, считала «12 стульев» энциклопедией советской жизни, которую современному читателю почти невозможно понять без специальных комментариев. Эта книга – кривое зеркало, в котором отразилось множество реальных фактов и фигур.
   «Катаев считал, что инженер Брунс, с которым отец Федор встречается на зеленом мысу – это он, – рассказывала Александра Ильф. – Письма отца Федора жене Кате – это пародия на Достоевского, я имею в виду просто письма Достоевского к жене – он подписывался «твой вечный муж Федя» – отец Федор тоже подписывается так же».

   История создания романа описывается в одной из глав книги Валентина Катаева «Алмазный мой венец». Валентин Катаев предложил Илье Ильфу и Евгению Петрову (своим другу и брату соответственно) сюжет о бриллиантах, спрятанных во время революции в одном из двенадцати стульев гостиного гарнитура. Они должны были разработать тему, написать черновик романа, а Валентин Катаев просто пройдётся по их трудам своим «блестящим пером».

         
      Катаев оставил новоиспечённым литературным «неграм» подробный план будущего романа, а сам уехал на Зелёный мыс под Батумом сочинять водевиль для Художественного театра. Несколько раз Ильф и Петров присылали ему отчаянные телеграммы, прося советов по разным вопросам, возникающим во время написания романа. Валентин Катаев сперва отвечал им односложно: «Думайте сами», а вскоре и вовсе перестал отвечать, целиком поглощенный жизнью в субтропиках. 

   Едва он вновь появился в Москве, как перед ним предстали его соавторы. С достоинством и даже несколько суховато они сообщили ему, что уже написали более шести печатных листов. Один из них достал из папки аккуратную рукопись, а второй начал читать вслух.

  Уже через десять минут Валентин Катаев понял, что «рука мастера» этому роману вовсе не потребуется, а он сам не имеет никаких прав указывать своё имя на обложке: соавторы не только великолепно выполнили заданные им сюжетные ходы и отлично изобразили портрет Кисы Воробьянинова, но, кроме того, ввели совершенно нового, ими изобретённого,  великолепного персонажа — Остапа Бендера.

   
     После этого Валентин Катаев переписал договор с издательством на Ильфа и Петрова. Однако не стоит думать, что он был совсем уж бескорыстен: соавторам было выдвинуто два условия. Во-первых, они должны были посвятить роман ему, и это посвящение должно было быть напечатано во всех изданиях — как на русском, так и на иностранных языках, на что соавторы с лёгкостью согласились, тем более они не были даже с точностью уверены, будет ли хоть одно издание. 

  И до сих пор, даже если вы открываете современное издание «Двенадцати стульев», на первой страничке неизменно написана короткая фраза: «Посвящается Валентину Петровичу Катаеву».
   Во-вторых, с гонораров за книгу соавторы обещали подарить ему золотой портсигар. Это условие также было принято после небольшого обсуждения.

  Существует версия, что основой сюжета романа послужил рассказ А. Конан-Дойля «Шесть Наполеонов», в котором драгоценная жемчужина спрятана внутри одного из гипсовых бюстиков Наполеона. За бюстиками охотятся двое бандитов, один из которых перерезает другому горло бритвой. После выхода книги «Двенадцать стульев» авторы получили подарок от друзей по писательскому цеху — коробку, внутри которой лежало шесть пирожных «наполеон».

  По мнению краеведов, Старгород «списан» с города Старобельска Луганской области, возле которого расположены еще двое «тезок» — деревня Чмыровка и Лучанск — Луганск. Осенью 1926 г. Ильф и Петров побывали здесь в служебной командировке, почерпнув из местной жизни ряд деталей для будущего романа.

   Интересный факт. Идею грандиозного шахматного конгресса, придуманную Ильфом и Петровым, на полном серьезе пытался провернуть некий безработный Дерек Леман из Ирландии. Выдав себя за «знаменитого русского гроссмейстера», авантюрист организовал сеанс одновременной игры с 50 соперниками. Но и здесь оказалось, что «все ходы записаны»: один из соперников выяснил, что никакого «гроссмейстера Царицына» не существует, когда мастер проигрывал четырнадцатую партию.

  После выхода роман «Двенадцать стульев» сразу же стал пользовался большим успехом у читателей, однако критики упорно это произведение не замечали. Считали, что роман не заслуживает внимания и к серьезной литературе никакого отношения не имеет. Первая рецензия появилась 17 июня 1929 года в «Литературной газете». Статья критика Анатолия Тарасенкова вышла под заголовком «Книга, о которой не пишут».


  Книга экранизировалась более 10 раз по всему миру. Даже на Кубе, в США и в нацистской Германии. 1-й фильм вышел в 1933 году совместно в Польше и Чехословакии. В нашей стране «Двенадцать стульев» выдержал целых 5 экранизаций.

  До сегодняшних дней эта классика русской литературы, которой зачитывается не одно поколение любителей хороших книг во всем мире, по-прежнему может претендовать на оригинальность своим неповторимым юмором, точной сатирой и неожиданными сюжетными ходами. Строго рекомендуется к чтению и перечитыванию.  Заседание продолжается!






Комментариев нет:

Отправить комментарий