суббота, 5 мая 2018 г.

Т.Г. Шевченко: история выкупа из крепостной зависимости


   Ровно 180 лет назад – 4 мая 1838 года – из крепостной неволи выкупили великого украинского поэта и художника Тараса Григорьевича Шевченко. Это событие, как оказалось впоследствии, стало главным не только в судьбе отдельного человека, а и для целой нации.


  Будущий поэт родился в семье крепостного крестьянина Григория Шевченко, принадлежавшего племяннику Григория Потемкина — Василию Энгельгардту. Рано потеряв мать, а потом и отца, мальчик начал своим трудом зарабатывать себе на хлеб. Имея большую склонность к рисованию, крепостной захотел стать (предел мечтаний!) сельским маляром и обратился к управляющему за разрешением. Однако тому маляры были не нужны, а нужны прислужники (казачки) в панский дом, в который он и рекрутировал бедного Тараса.


  Так, в 15 лет Шевченко стал личным слугой Павла Энгельгардта — сына графа Василия Энгельгардта, вместе с которым переехал жить в Вильно, а затем в Санкт-Петербург. Заметив у своего слуги способность к рисованию, полковник Энгельгардт решил сделать из него домашнего живописца и стал отдавать его в подмастерья художникам.

  Так бы и рисовал Тарас панских пассий до конца жизни, но тут удача улыбнулась ему. Как-то, занимаясь белыми ночами срисовыванием статуй в петербургском Летнем саду, он привлек внимание своего земляка Ивана Сошенко. Тот привел Тараса в мастерскую Карла Брюллова и познакомил его с великим художником. Брюллов счел, что имевшиеся у парня способности следует развивать и необходимо отправить его на учебу в Академию художеств.

  Вот только крепостных туда не принимали. А хозяин Шевченко – помещик Павел Энгельгардт – наотрез отказывался отпустить на волю свою «собственность». Ни Карл Брюллов, ни другой выдающийся живописец Алексей Венецианов не смогли склонить крепостника к этой, как он выразился, «филантропии».

 
   Брюллов обратился за содействием к своему другу поэту Василию Жуковскому, бывшему тогда воспитателем наследника престола. Жуковский рассказал обо всем императрице Александре Федоровне, а та, в свою очередь, сообщила о крепостном художнике мужу. По приказу царя в дело вмешались министр императорского двора Петр Волконский и президент Академии художеств Алексей Оленин. Но и они не смогли побудить Энгельгардта к уступчивости. За свободу Тараса тот запросил 2500 рублей – весьма значительную тогда сумму, многократно превышавшую стоимость крепостного человека.

  Даже далеко не бедствовавшие Брюллов и Жуковский не могли запросто выложить такие деньги из своего кармана. И снова обратились к императрице. Александра Федоровна согласилась заплатить, но с условием, чтобы Брюллов нарисовал для нее давно обещанный портрет Жуковского. Карл Павлович приступил к работе. Было принято решение, что художник выполнит просьбу императрицы, и картину разыграют в лотерею между членами царской семьи. Так и произошло.

  «Царская» лотерея прошла 14 апреля 1838 года. Императрица выделила на участие в розыгрыше портрета Жуковского 400 рублей, а её сын Александр и великая княгиня Елена Павловна — по 300. Еще 1400 рублей собрали гости. За эту колоссальную сумму (обычный крепостной стоил в первой половине XIX века от 100 до 200 рублей) и был выкуплен Тарас Григорьевич Шевченко, получивший, наконец, свободу.

  Художник Сошенко оставил воспоминания, как эмоционально воспринял Тарас свое освобождение: «… Вдруг в комнату мою через окно вскакивает Тарас, …, бросается ко мне на шею и кричит: «Свобода! Свобода!» — «Чи не здурів ты, Тарасе?» А он все прыгает и кричит: «Свобода! Свобода!» Понявши, в чем дело, я уже со своей стороны стал душить его в объятиях и целовать. Сцена эта кончилась тем, что оба мы расплакались, как дети».

  В том же году поэт был принят в Академию художеств, где стал учеником и товарищем Брюллова. Учился жадно, много читал, изучал искусство, овладел мастерством рисунка и живописи.

   В 1840 г. в Петербурге был опубликован первый украинский сборник стихов Шевченко – «Кобзарь», начавший новую эпоху в истории украинской литературы. Эта книга признана филологами всего мира основой современной украинской литературы и во многом литературного украинского языка.

Комментариев нет:

Отправить комментарий