четверг, 2 марта 2017 г.

Известные писатели, которые ненавидели экранизации своих книг

   Споры о том, что лучше — фильм или книга, не утихают со дня первой экранизации. Но столкновения рядовых фанатов кинематографа и почитателей печатного слова выглядят мелочной ссорой, когда в бой вступают профессионалы своего дела. Большинство писателей недовольны своими экранизациями всегда, разнятся только причины. Они подчас с удовольствием придушили бы режиссеров и продюсеров, представься им такая возможность. Например, Иоанна Хмелевская – знаменитая польская романистка, которая фактически изобрела жанр «иронического детектива» – даже написала книгу о недовольных авторах, затаивших зло на кинематографистов, искалечивших их произведения. Героями Хмелевской вполне могли стать реальные люди.
   Кто же те авторы, которые с радостью вбили бы гвозди в гроб культовых режиссеров? Назовем лишь некоторые имена.


  Эрнест Хемингуэй. В 1943 г. талантливый режиссер Сэм Вуд снял экранизацию одного из самых популярных романов Хемингуэя — «По ком звонит колокол». Постановка повторила книгу практически построчно, но, тем не менее, не пришлась по душе великому писателю. Причем настолько, что Хемингуэй безуспешно попытался запретить прокат фильма хотя бы в своем родном штате, Арканзасе. Единственной, кто понравилась писателю, стала Ингрид Бергман, сыгравшая в фильме Марию.

  Станислав Лем. Противоречия культового режиссера Андрея Тарковского и известного польского писателя-фантаста начались задолго до начала съемок фильма «Солярис». Станислав Лем провел в Москве полтора месяца, обсуждая с режиссером концепцию фильма и, в конце концов, уехал, не дождавшись начала работы. Лем счел идею Тарковского современной интерпретацией «Преступления и наказания» (как оно, собственно, и было на самом деле). Отснятый материал мастер фантастики раскритиковал предельно жестко: «Тарковский в фильме хотел показать, что космос очень противен и неприятен, а вот на Земле — прекрасно. Но я-то писал и думал совсем наоборот!».  «Солярис» Тарковского – это абсолютно самостоятельное творение, в котором нет ничего от Лема. Так считал писатель.

  Кен Кизи. За сомнительную возможность экранизировать книгу «Пролетая над гнездом кукушки» ни одна серьезная киностудия браться не хотела. Обеими руками за представленный шанс ухватился европейский режиссер Милош Форман. Написанный самим автором сценарий Форман отверг, после чего Кизи заявил, что смотреть экранизацию своего романа в столь извращенном виде не станет и на смертном одре. Более того, он даже подавал в суд на продюсеров картины, однако его иск был отклонен. Много лет спустя Кен Кизи лежал в собственной кровати, переключая ТВ-каналы в поисках интересного зрелища. Неожиданно он натолкнулся на довольно любопытный фильм. Лишь по прошествии нескольких минут он понял, что же это за картина, и тут же переключил на другой канал.
 Чем же конкретно экранизация известного романа не угодила автору, уже не получится: Кен Кизи унес эту тайну с собой в могилу. Между тем, сам фильм получил сразу нескольких «Оскаров» в номинациях: «Лучший фильм», «Лучшая режиссерская работа», «Лучший адаптированный сценарий», «Лучшая мужская роль» и «Лучшая женская роль».


  Энтони Берджес. Известный английский писатель, мягко говоря, не в восторге от фильма «Заводной апельсин» Стэнли Кубрика. Причина раздоров – финал картины. Кубрик просто-напросто проигнорировал финальную главу книги, что, конечно, не обрадовало автора. Точку зрения Берджеса на фильм Кубрика до сих пор приводят в качестве примера, демонстрирующего отличие кино от литературы в худшую, естественно, сторону. Главный вывод: чтобы сделать хороший фильм, нужно в какой-то момент просто забыть о существовании книги. Как забыл Кубрик о финальной главе «Заводного апельсина». Останься она в сценарии –  главный герой раскаялся бы в своих злодеяниях против человечества. Хотя в это трудно поверить.

Комментариев нет:

Отправить комментарий