четверг, 9 февраля 2017 г.

В.А. Жуковский: «Его стихов пленительная сладость»

   9 февраля родился известный русский поэт, основоположник романтизма в русской поэзии, переводчик и критик Василий Андреевич Жуковский. Каждый, кто берётся о нем писать, непременно вспоминает стихотворные строки, принадлежащие перу юного Пушкина:
Его стихов пленительная сладость
Пройдёт веков завистливую даль,
И, внемля им, вздохнёт о славе младость,
Утешится безмолвная печаль
И резвая задумается радость.
   Александр Сергеевич, как никто другой, понимал, чем он обязан своему великому предшественнику. Без Жуковского не было бы Пушкина — это стало очевидно сразу. В сущности, именно они — «побеждённый учитель» и «победитель ученик» — создали новый язык для всей русской поэзии.

   Нет ничего удивительного в том, что Корней Иванович Чуковский считал баллады Жуковского «основой основ, фундаментом всего стихового воспитания детей от восьми до двенадцати и старше». Об этом свидетельствует его дочь Лидия Корнеевна в своей книге «Памяти детства», цитируя одну из самых любимых своих баллад — «Кубок»:
Я видел, как в чёрной пучине кипят,
В громадный свиваяся клуб,
И млат водяной, и уродливый скат,
И ужас морей однозуб;
И смертью грозил мне, зубами сверкая,
Мокой ненасытный, гиена морская.
И был я один с неизбежной судьбой,
От взора людей далеко;
Один, меж чудовищ, с любящей душой,
Во чреве земли, глубоко
Под звуком живым человечьего слова,
Меж страшных жильцов подземелья немого.

   Интересный факт –  перу Жуковского принадлежит стихотворение «Молитва русского народа», которое стало впоследствии державным гимном «Боже, царя храни». Его произведения просто ушли в народ, и часто мы не подозреваем, что знаменитые стихи «Раз в крещенский вечерок девушки гадали...» принадлежат этому талантливому поэту. Венец его творчества – перевод знаменитой Одиссеи Гомера.

   
    Давайте вспомним великолепные строки поэта, навеянные грустью, печалью и одиночеством.

От дружной ветки отлученный,
Скажи, листок уединенный,
Куда летишь?.. «Не знаю сам;
Гроза разбила дуб родимый;
С тех пор по долам, по горам
По воле случая носимый,
Стремлюсь, куда велит мне рок,
Куда на свете все стремится,
Куда и лист лавровый мчится,
И легкий розовый листок».

                        ***
Безмолвное море, лазурное море,
Стою очарован над бездной твоей.
Ты живо; ты дышишь; смятенной любовью,
Тревожною думой наполнено ты.
Безмолвное море, лазурное море,
Открой мне глубокую тайну твою.
Что движет твое необъятное лоно?
Чем дышит твоя напряженная грудь?
Иль тянет тебя из земныя неволи
Далекое, светлое небо к себе?..
Таинственной, сладостной полное жизни,
Ты чисто в присутствии чистом его:
Ты льешься его светозарной лазурью,
Вечерним и утренним светом горишь,
Ласкаешь его облака золотые
И радостно блещешь звездами его.
Когда же сбираются темные тучи,
Чтоб ясное небо отнять у тебя -
Ты бьешься, ты воешь, ты волны подъемлешь,
Ты рвешь и терзаешь враждебную мглу...
И мгла исчезает, и тучи уходят,
Но, полное прошлой тревоги своей,
Ты долго вздымаешь испуганны волны,
И сладостный блеск возвращенных небес
Не вовсе тебе тишину возвращает;
Обманчив твоей неподвижности вид:
Ты в бездне покойной скрываешь смятенье,
Ты, небом любуясь, дрожишь за него.

                             ***
Минутная краса полей,
Цветок увядший, одинокий,
Лишён ты прелести своей
Рукою осени жестокой.

Увы! нам тот же дан удел,
И тот же рок нас угнетает:
С тебя листочек облетел -
От нас веселье отлетает.

Отъемлет каждый день у нас
Или мечту, иль наслажденье.
И каждый разрушает час
Драгое сердцу заблужденье.

Смотри... очарованья нет;
Звезда надежды угасает...
Увы! кто скажет: жизнь иль цвет
Быстрее в мире исчезает?

                         ***
О милых спутниках, которые наш свет
Своим сопутствием для нас животворили,
           Не говори с тоской: их нет;
Но с благодарностию: были.


Комментариев нет:

Отправить комментарий